Прирастая всякими полезными и бесполезными знаниями и опытом, совершая массу самых невероятных превращений, я в конце концов стал тем типом, кем являюсь сегодня. Но ведь и двадцать, и пятьдесят лет назад этот самый тип был Владимиром Салимоном и никем другим по сути, то есть меняясь, я не менялся вовсе. И вот теперь у меня спрашивают, что повлияло на вас, что изменило вашу жизнь? И многое, и ничего. Так как Судьба моя была предрешена.

 

Какой-либо одной любимой книги у меня, пожалуй, нет.

С детства я не был книгочеем, предпочитая проводить досуг на заднем дворе за игрой в футбол или пристенок, однако не могу среди первых своих любимых книг, подсунутых мне самой жизнью, не назвать учебники — «Родная речь», «История Древнего мира». О, сколько сладостных минут провел я наедине с ними, подолгу разглядывая чудесные картинки, открывающие мне золотые дверцы. «Колокольчики мои»! — это и о них.

Упомянув об учебниках, почитаю своим долгом сказать краткое слово в защиту сказок народов мира, чтение которых ныне не в моде. Я прочел их великое множество, до сих являюсь обладателем приличной коллекции чудесных выдумок и побасенок, чем горжусь. Многим из них я обязан устремленностью к добру и любви. Многие прочел даже раньше Святого Писания.

Из чего сделаны мальчики? Из Стивенсона и Дюма, Жюля Верна и Майна Рида, а также Рабле и Сервантеса, Дефо и Свифта, Марка Твена. Вслед за героями их книг я путешествовал во времени и в пространстве, и кое-чего понабрался, хотелось бы надеяться, ума-разума.

Естественно, что русская литература была, как, впрочем, и остается, моим любимым чтением. Среди книг тех лет Толстой и Аксаков, Гоголь и Пушкин, потом Некрасов и Тургенев, еще потом — Пришвин, Бианки, Соколов-Микитов и так до

Андрея Некрасова и Юрия Коваля. Так сказать, для справки, Юрий Коваль, например, жил неподалеку, за забором, и был короткое время дядей моего ближайшего друга, потому его рассказы и повести мы, я и мой друг, читали первыми, когда многие наши сверстники и не подозревали, что есть такой замечательный писатель. Таким образом, важную роль в формировании моего внеклассного чтения играл случай, или Судьба.

У меня она была счастливой, дай бог всякому!

А еще — повторю общеизвестное: не оставляйте чтения!